Херсонка Татьяна благодаря советам риелтора и юриста может стать бомжом за 52 тыс.у.е.

Херсонка Татьяна благодаря советам риелтора и юриста может стать бомжом за 52 тыс.у.е.

Херсонская семья борется за свое право жить в купленной квартире уже почти 5 лет. Маленькое дело вышло уже на уровень государственный и даже международный, но точку пока ставить рано.

Херсонка Татьяна Нигольчук в 2012 году решила купить квартиру побольше. После долгих поисков ей в октябре предложили «трешку» под капитальный ремонт с небольшими долгами по коммуналке, но зато в самом центре Херсона, на 40 лет, с окнами на апелляционный суд.

"Судьба", - как потом не раз подумает Татьяна, но тогда задумалась лишь о том, что цена кусается – 52 тыс. долларов. Правда, и эта проблема быстро ушла: риэлтор, которая представляла собственника, а вслед за ней и приглашенный для консультации юрист посоветовали: есть возможность сэкономить пару тысяч. И подсказали схему, по которой вместо купчей оформляется дарственная – это, дескать, снимет с собственника налоговое бремя, он сразу станет сговорчивей и скинет пару тысяч,что вам даст возможность не тратиться.

читайте также: В Херсоне ответчик-невидимка снова не явился в суд

Поскольку совет исходил от тех, кто представился как официально зарегистрированные, сертифицированные специалисты, то у Татьяны, не опытной в этих вопросах, сомнений не возникло. И ударили по рукам. Об одном забыли предупредить ее профессионалы – дарственную можно отозвать в течение трех лет! Но это ружье, оставленное на сцене, еще выстрелит позже:

«Мы нашли объявление об этой квартире в Интернете. Показывала нам ее риэлтор Куценко. А продавала по доверенности от хозяев юристка Стефан (офис у нее был на Горького, возле драмтеатра). Прежде чем оформить сделку, мы решили перестраховаться – прошлись по нотариусам, чтобы они посмотрели по базе данных – что там с собственниками квартиры. Но история квартиры по базе была чистой. Это потом мы заподозрили, что базу кто-то, имеющий доступ к ней, подчистил. А тогда мы и успокоились – дали задаток 1 тыс. долларов. Сделку нам оформляла нотариус Чернышова (Кравцовa)», - рассказала нам нам Татьяна.

Первые сомнения возникли в момент подписания документов. Покупатели так ни разу и не увидели продавца: юрист сказала, что хозяева бизнесмены, мотаются по заграницам, им некогда заниматься недвижимостью, которая им уже не нужна, они, мол, себе уже дом роскошный купили. Однако наша собеседница Татьяна все же постаралась выяснить, кто же стоит за юристом и доверенностью:

«Как я выяснила уже позже. Эта квартира сперва была Шолохова-отца. Потом перешла к его сыну, и тот по каким-то своим причинам переписал ее на Селянинову. Вот она и выступала продавцом. Но и ее мы до подписания документов тоже не видели ни разу. С нами общались и работали только Стефан и Куценко. И в момент, когда сделка была уже заключена, Куценко нам предложила оформить распиской, что мы дали ей деньги. Сказала: я эту Стефан не знаю, я работаю сама, я здесь человек новый, я недавно с сыном с Луганска приехала. Стефан нам написала расписку на 49 тыс. долларов и мы стали готовиться к заселению, ждать, чтобы хозяева вывезли свои вещи».

Новые хозяева сейчас сожалеют, что не вчитывались в каждую букву подписанных документов. Но впервые они обратили внимание, что Шолохов – это больше чем какой-то далекий прежний владелец, как раз когда вывозились вещи – той самой Селяниновой, которая якобы находилась в США, но вдруг пришла за вещами. А вот вещи эти, включая документы, оказались… вещами Шолохова-старшего. Тогда Татьяна внимательнее вчиталась в документы – дарственную ей, оказывается, подписал тоже именно неизвестный ей Шолохов. Ни Селянинова, ни представлявшая ее юрист свои подписи нигде не оставили.
«Махинация?» - подумала Татьяна, и на всякий случай передарила квартиру мужу. Но поскольку «ружье на сцене еще не выстрелило», семья спокойно занялась ремонтом.

Уже через месяц Нигольчуков повесткой вызвали в суд. От имени некой гражданки Чехун, которая на этом этапе по доверенности представляла Шолохова как его бывшая гражданская жена, при участии уже хорошо знакомого семье Татьяны юриста Стефан, их подали на выселение:

«В январе подано было заявление в суд. Вытребовать у нас квартиру из незаконного владения в пользу Шолохова-старшего. Которій вдруг оказался дарителем, вместо Селяниновой. Якобы эту квартиру у него незаконно украл и перепродал нам его сын через свою подругу Селянинову.

Нотариус, которая нам говорила, что с квартирой все чисто, теперь уже стала нервничать и нам советовать – наймите хорошего адвоката. Мы по совету знакомых наняли одного, потом другого. Так скажу: оказывается, адвокаты могут предать, даже если их посоветовали вам знакомые и даже если вы им хорошо заплатили. Потому что те, кто проворачивает такие схемы – а я потом поняла, что это налаженная схема – могут дать больше, чем мы с вами».

 

Однако и «продажные», по словам Татьяны, адвокаты, часть работы все же сделали. По крайней мере, им удалось вместе с милицией выяснить, что «чистая» квартира таки была под арестом. И что кто-то арест с имущества снял буквально за месяц перед продажей Нигольчукам. Удалось Татьяне выяснить и то, как же квартира от отца попала к сыну:

«До 2010 года, это есть в объяснительной записке, которую давала наш продавец Селянинова, Шолохов-сын одалживал отцу 50 тыс. долларов. И поскольку отец в срок деньги ему не отдал, то сын решил продать не нужую ему квартиру. Предварительно он подал на отца в суд. Это дело вел судья Бочко. Что интересно, отец-Шолохов против исковых заявлений не возражал. И квартира перешла к сыну в счет этого долга, он спокойно ее зарегистрировал и продал Селяниновой. И уже она, выписав доверенность на Стефан, продала квартиру нам. 31.08.12 Шолохова старшего выписали – по решению судьи Корецкого, сняли его с регистрации. А 01.09.12 гражданская жена папы-американца подала в суд об отмене решения, то есть уже судятся только отец и сын, о Селяниновой никто никакой речи уже даже не ведет. А потом, перед продажей нам, это дело вообще замяли и данные об аресте спорной недвижимости пропали. так что этой части истории мы вообще не знали».

На данный момент интересы сына  представляет Стефан, а отца – Чехун. Правда не прямо, а через все новых и новых доверенных лиц. И это при том, что продавал квартиру через доверенное лицо Селянинову, – сын, а дарил ее, тоже через доверенное лицо Стефан, – отец. И оба для этого подписывали какие-то документы. А теперь оба пытаются признать сделку нелегальной. Нынешняя официальная версия - сын является мошенником, отец потерял квартиру, сын с ним судится за деньги. А вот выселить нужно как раз пострадавших от их семейных разборок и прочей «санта-барбары» Татьяну Нигольчук с семьей. 

Есть уже и соответствующее судебное решение – согласно нему, 14 марта и должно пройти это самое выселение. При чем, никто не поднимает вопроса, как семье, будут возвращать потраченные на покупку "нехорошей квартиры" деньги и кто будет возвращать. И ни судьи, ни адвокаты, ни правоохранительные органы, ни прокуратура на это внимания не обращают.

 

Во главу угла почему-то поставлен вопрос «вернуть в собственность находящемуся в США гражданину Шолохову квартиру». Хотя Шолохова никто в глаза не видел. К тому же, есть заключение графологической экспертизы, что многочисленные доверенности и исковые заявления, исходящие якобы от него, подписаны разной рукой – словно каждый раз их писал некий новый Шолохов. К тому же, пытаясь связаться с Шолоховым и пообщаться по своему странному квартирному делу, Татьяна Нигольчук слышала по ту сторону провода из далекой Америки каждый раз разные голоса. Поэтому рискнула и подала запрос в Интерпол – оттуда пришел ответ, что в 2006 г. Шолохов выехал из Штатов, да так и не вернулся…

Существует ли человек, для которого хотят отнять квартиру у целой семьи?

Суд по этому делу состоится 20 марта.


  

Вот так попытка сэкономить обернулась кошмаром. Суды идут с 2013 года. То, что Татьяна передарила квартиру мужу, сильно замедлило дело аферистам. А то, что она заняла круговую оборону, научилась с юридической придирчивостью читать каждую бумажку, собирать данные, и ее талант не сдаваться и не отступать, дали ей возможность даже несколько раз выигрывать апелляции. Однако ее противники, которые снова и снова сами не являются в суд, зато в очередной раз присылают очередных доверенных лиц (теперь и Чехун, представляющую Шолохова-старшего, тоже представляет в суде уже вторая вахта представителей, таких же официально безработных, как и первые) и тоже подают апелляции и кассации.

Играть в эти игры все труднее и все дороже. Некоторые документы, собранные Татьяной по крупицам, обличающие махинаторов и их товарищей, безнадежно потеряны в судах разных инстанций и милиции, превратившейся в полицию. Но сдаваться она не собирается:

Мне главное выдержать 14 марта, когда нас будут пытаться выселить, и 20 марта, когда очередной суд. А там я жду еще пакет документов из Интерпола, которые многое прояснят и докажут. У меня в нашей облпрокуратуре документы и заявление взяли, в обладминистрации Херсона обещали помощь. И уже у меня назначена встреча в антикоррупционном бюро и в администрации Президента. За мной правда и моя семья. Мне есть для кого бороться.

читайте также:  Беззащитные граждане: в отжатом доме молодой херсонки живет бывший луганский мент

Мы продолжаем следить за судебными делами по квартирным аферам, которых, как оказалось, в Херсоне сотни. И обязательно расскажем вам в конце марта, на чью же сторону стал суд и удалось ли семье Татьяны Нигольчук отстоять свое право на жизнь…

Да, дорого обошлась им попытка сэкономить…

Комментариев 1

Офлайн
Анатолий
Анатолий 5 марта 2017 14:51
Сразу понятно что афера - покупать по доверенности через дарственную. А потом передаривать. Обманывает государство на налогах и надеется на честность в отношении себя. Не удивлюсь если окажется что настоящий владелец давно "на Камышанском кладбище 288 B6y

Добавить комментарий