Готова ли Херсонщина к осеннему призыву? Отвечает Белозерский район

Готова ли Херсонщина  к осеннему призыву?  Отвечает Белозерский район

Военный комиссар Белозерского района подполковник Валерий Шавурский ответил на вопросы журналистов Бизнес-Херсон.

- Какие основные задачи у военного комиссариата сейчас? Ведь известно, что осенью у вас много работы.

- Задач у военкомата очень много. На данный момент у нас начинается подготовительный этап к осеннему призыву 2017 года. Мы проводим мероприятия сборовой подготовки. Призываем на сборы военнообязанных, воинов АТО из оперативного резерва воинских частей. Оказываем социальную защиту воинам АТО. Призываем на контрактную службу.

С задачами справляемся. Приходят контрактники, мы проводим с ними беседы. Если люди сомневаются, пытаемся развеять сомнения, чтобы они принимали решения. Помогаем оформиться в те части, где они хотели бы проводить службу. На данном этапе люди хотят проходить воинскую службу либо в своей части, либо ближе к дому.

- Какие основные проблемы возникают у военкомата во время призыва?

- В прошлом году во время призыва в одном из сел за 4 дня 60 человек покинули населенный пункт. Уехали за границу на заработки. И призывники там были, и военнообязанные. Раньше было так, что, если человек оформляет загранпаспорт, то спрашивалось разрешение у военного комиссара – имеет ли право конкретный гражданин на выезд за границу. Если человек имеет право, претензий не предъявлялось. Если не имеет – мы даем пояснение, почему. По человеку должно было быть принято решение. Во времена Януковича это упростили, и Миграционной службе больше не нужно наше разрешение. Единственная ситуация, при которой они дают нам информацию – когда человек принимает гражданство. Приехали, например, люди из Крыма, нас ставят в известность, мы проводим с ними работу. В итоге, получается «затенение» людей: люди, вроде, и прописаны у нас, но они выехали за границу. И мы не можем это отследить. А потом начинается конфуз: по статистическим данным у нас на учете находится определенное количество людей, а «физически» у нас этих людей нет. Мы ж не запрещаем выезд, просто нужно, чтоб всё было в рамках: чтоб мы понимали, кто годен, кто нет, кто в резерве.

Были такие факты во время прошлого призыва, что городской военкомат находил наших «уклонистов», прописанных в Никольском, но живущих в Херсоне. Они проводили их через медкомиссии и отправляли в армию. Нам давали запрос, мы давали личные дела людей.

- Как обстоят дела со срочным призывом?

- Вы знаете, с каждым годом всё хуже и хуже. Призывников становится всё меньше и меньше. В 1996-1998 годах было резкое падение рождаемости в Украине, и мало людей становилось на учёт. Мы работаем с «двухтысячным годом», и их всё меньше и меньше. То есть, либо их сразу увозят куда-то, меняя место жительства, либо, может, прячут. Либо даже уезжают за границу. Очень много приходит людей с прошениями о получении гражданства или вида на жительства, а для этого нужно стать на воинский учёт. А ребята выезжают за границу в 15-летнем возрасте, и призывной ресурс уменьшается. В военкоматы приходят, когда им что-то нужно. Если, например, какое-то учреждение соблюдают законодательство и требует от молодых людей воинский документ, они прибывают. А если не требуют – они и не приходят.

- В каких селах Белозерского района дела с призывом обстоят наилучшим образом?

- Есть Токаревский и Александровский сельские советы. Сейчас у них есть улучшение. В Токаревку, например, я на протяжении двух-трех призывов лично ездил вручать повестки. В прошлом году, в марте, они уже выполнили свой план призыва. Оповестили людей, вручили повестку, направили в военкомат, проконтролировали проведение медкомиссий и т.д. В апреле и мае они уже просто контролировали процесс. Днепровский сельский совет имеет небольшой ресурс, но у них по каждому человеку есть отчетный материал. Все документы предоставляют.

- Есть ли проблемы непосредственно с самими призывниками?

- Приходила семья. Недовольны тем, что наша медкомиссия его признала негодным. А на сборном пункте комиссия высшей квалификации вызнала его пригодным для воинской службы. Намекали на разборки. Понимаете, когда психиатр беседует с человеком и определяет, что он годен, а он с высшим образованием не может тесты пройти – это настораживает.

Плохо, что государство рекламную и агитационную работу сбрасывает на нас. Мы, те люди, которые должны контактировать людьми. И мы проводим эту работу. Когда нам давали планы по контрактам, но на государственном уровне не было ничего, работать было сложно. А когда на государственном уровне начали пускать эти рекламы, объяснять всё людям, граждане начали сами приходить.

- Как у вас налажена организационная работа? На каком уровне находится взаимодействие с органами власти?

- У нас нет своих помещений. Мы арендуем помещения, хотя в 2006 году сами отдали его районному совету. Смешно, конечно. Кабинетов не хватает. Люди есть, и им приходится тесниться. Поднимаем этот вопрос с 2014 года. Понимаете, когда у недвижимости есть хозяин, ему тяжело с ним расставаться. Тогда было условие, что они обеспечат нас и светом, и газом, и водой. Но из-за законодательства они не имеют права этого делать.

В основном райадминистрация нам очень помогает. Помогли сделать ремонт здания. Помогают с оповещением, проводят работу с сельскими головами.

- Несколько слов о деньгах. Это то, что интересует многих: сколько зарабатывают военнослужащие в Украине?

Сейчас денежное довольствие военнослужащего минимально составляет 7200 гривен. В зависимости от воинского звания, выслуги, должности оно увеличивается. Ребята, которые проходят службу в зоне антитеррористической операции, получают в зависимости от места нахождения. Сейчас секретарь Совета нацбезопасности Александр Турчинов выступил с предложением, которое уже закреплено постановлением Кабинета Министров, о повышении денежного довольствие с нового года. Это, как мы понимаем, будет презентовано на День защитника Украины – 14 октября.

источник

Добавить комментарий